ГАЛЕРЕЯ РУССКОЙ ЮРИДИЧЕСКОЙ СЛАВЫ
ГАЛЕРЕЯ РУССКОЙ ЮРИДИЧЕСКОЙ СЛАВЫ

КАЗАНСКИЙ Петр Евгеньевич

КАЗАНСКИЙ Петр Евгеньевич (16.05.1866-1947) - русский юрист и публицист, исследователь теории и идеологии русского самодержавия как древней исторической традиции русского народа. Основной труд: «Власть всероссийского императора» (Одесса, 1913 г.).

Родился в семье военного врача и ученого, потомственного дворянина Е. П. Казанского. Высшее образование он получил в Императорском Московском университете, окончив курс в 1890 г. Казанский был оставлен при университете еще на два года для приготовления к профессорскому званию по международному праву.

По истечении этого срока его назначили приват-доцентом в Императорский Казанский университет на кафедру международного права, где он вскоре защитил магистерскую диссертацию.

В июне 1895 г. талантливого молодого ученого по решению Министерства народного просвещения посылают в Европу в полуторагодичную научную командировку. Работая в крупнейших библиотеках европейских столиц (в Берлинской и Брюссельской королевских библиотеках, в Бернской и Парижской национальной), Казанский собрал уникальный материал для своего огромного (более 1500 стр.) исследования «Всеобщие административные союзы государств» (В 3 томе. Одесса, 1897. Первый том этой работы стал его докторской диссертацией). Эта работа принесла Казанскому славу крупного специалиста по международному праву.

Вернувшись в конце 1896 г. из заграничной научной командировки, Казанский становится исполняющим должность экстраординарного профессора по кафедре международного права в Одессе. С этого времени и до революции 1917 г. его имя будет тесно связано в сознании многих с Императорским Новороссийским университетом. С 1898 г. он был ординарным профессором, а с 1908 г. - деканом юридического факультета этого университета.

Еще в конце XIX в. он говорил о глобализации жизни, о том, что политическая и общественная деятельность для образованных народов стала всемирной. Никогда ранее мир не жил с таким ожиданием разрешения всех общественных проблем. Никогда еще не звучало столько критики по отношению к социальным устоям, никогда еще не подвергались столь сильным сомнениям религиозные основы общества. На этом фоне он различал 2 течения, по которым двигалось современное человечество, - национальное и интернациональное. Первое вело к всемирному единству, а второе - к обособлению народов друг от друга. То и другое он воспринимал как явления, взаимодополняющие общественный процесс.

Национальное сознание, по Казанскому, есть сознание живой солидарности со своим культурно-историческим национальным типом, содержанием которой является любовь к своему народу и желание служить во благо преимущественно ему, что даст возможность развития и достойного существования не только всей общности, но и каждому ее члену в отдельности. Внешнее постоянное усложнение борьбы за жизнь рождает закономерный поиск естественных союзников в среде родственников и членов своего национального общества.

Чувство патриотизма профессор Казанский выводил из того же источника, что и национальное сознание. То же сознание, что каждый член государственного организма делает общее дело во благо каждому гражданину, по его мнению, должно воспитывать и взаимную солидарность. «Патриотизм есть сознание своей политической принадлежности к определенному государству и своей жизненной общности с ним, сознание своей политической национальности». Чувство к государству должно было, по его мнению, перевешивать чувство национальности. Государство для него важнее, оно вмещает в себя народность. «Государство, - писал он, - поглотило в себе разные народности. В этом смысле можно говорить, что государство есть, пожалуй, также народность, и считать своего рода национализмом». Казанский был одним из организаторов отдела Всероссийского национального союза в Одессе. У него было свое особое понимание национализма и патриотизма как идей, идентичных в принципе и различных по проявлению. «Рядом с национализмом, зовущим к борьбе, второй великой движущей силой нашего времени является патриотизм, проповедующий мир». Он стоял за борьбу «во имя национальной идеи с тем, кто сам начинает борьбу, мир и сотрудничество во имя общего отечества с тем, кто желает того».

Когда началась так называемая первая русская революция, Новороссийский университет стал одним из ее центров в Одессе. Здесь революционную массу вооружали и выпускали в бой на улицы города. Среди профессуры нашелся даже такой преподаватель, некто Щепкин, который снабжал студентов револьверами и патронами вместо научных знаний. «Сознательная» революционная масса в угаре восстания не удержалась и от открытого разврата.

На правых профессоров обрушились оскорбления, угрозы и попытки изгнать их решением взбунтовавшихся студентов. В Новороссийском университете все «прелести» революционной анархии проявились особенно сильно, но здесь же, пожалуй, революция получила и наиболее смелый и последовательный отпор. Первым контрреволюционным действием стала «Телеграмма 24 одесских профессоров», напечатанная 17 февраля 1905 в газете «Новое время», ставшая ответом на воззвание основателей академического союза, приглашавшего профессоров и младших преподавателей принять участие в «освободительном движении». В телеграмме впервые прозвучали слова, которые содержали в себе декларацию правого академизма. «Мы, - говорилось там, - не находим достаточно ярких и сильных слов, чтобы выразить горячий протест против вовлечения университетов, имеющих свои высокие задачи, в чуждую им сферу политической борьбы».

В числе 24 профессоров, явивших себя истинными гражданами и учеными, был и профессор Казанский. Тогда же правые новороссийские профессора, не пожелавшие примириться с революцией, царившей в высшей школе, начали путем личных встреч и переписки со своими коллегами искать сторонников идеи академизма, желавших вырвать университеты из рук революционных партий. Первый съезд правых профессоров состоялся в Санкт-Петербурге 5-7 апреля 1906 в помещении Археологического бюроа. В совещании приняли участие 18 профессоров. Свою задачу совещание сформулировало в двух пунктах: «1. Необходимо стремиться к восстановлению правильного хода научно-учебного дела в России, независимо от политического настроения страны. 2. Допущение политической агитации в стенах университета и вообще в высших учебных заведениях несовместимо с их назначением и научными задачами». Второй съезд правых профессоров состоялся в декабре 1910 г. там же, в Петербурге. В обоих съездах активное участие принимал проф. Казанский, а также такие именитые ученые, как академик, профессор русского языка А. И. Соболевский, академик, профессор математики Н. Я. Сонин, профессор русской истории И. П. Филевич и др.

Со стороны либеральной и социалистической интеллигенции обрушилась жесточайшая обструкция на тех, кто между революциями 1905 г. и 1917 г. не испугался возвысить свой голос в защиту науки и государственности. «Не один из нас, - писал профессор Казанский, - вычеркнул из своей жизни несколько лет ради спасения высшей школы. Не один поплатился здоровьем, преждевременной старостью». Многие правые академисты подвергались оскорблениям, побоям и бойкотам, а после прихода к власти большевиков немалое число их было замучено и расстреляно. «Мы (академисты. - М. С.), - писал участник событий проф. Казанский, - смотрели на Новороссийский университет как на передовую крепость русской культуры и государственности на инородческой окраине и защищали ее, не щадя себя, как могли, как умели, как защищали наши предки укрепленные твердыни на границах государства».

Наконец, к 1909 г. государственные власти вспомнили о своей главной задаче - охранять мир и спокойствие граждан, ограждая их от злоумышленников. Был выгнан по суду со службы ректор и отстранен от должности проректор, при преступном попустительстве которых разрослась революционная зараза.

После всех этих событий о проф. Казанском писали по-партийному однообразно и негодующе. «В последнее десятилетие, - читаем мы, например, в двадцатом томе нового словаря Брокгауза и Эфрона, - имя Казанского тесно связано с реакцией, наступившей после 1905. Оставив международное право, Казанский всецело отдался политической борьбе и принял деятельнейшее участие в реакционном движении как в самом университете, в рядах боевых “академистов”, так и вне университета… Этот период деятельности Казанского завершился изданием книги “Власть Всероссийского Императора” (Одесса, 1913 г.)».

О русской верховной власти написано не очень много, почти всю литературу по этому вопросу, до 1913 г. обильно цитируемую, можно найти в книге профессора Казанского «Власть Всероссийского императора». Исследование это посвящено верховной власти, которая при любом политическом строе (демократическом, аристократическом или монархическом) всегда существует одна в государстве, выше ее нет земной государственной власти. Речь в книге идет о верховной государственной власти, о ее проявлениях в различных областях государственного управления.

Проф. Казанский стал одним из ведущих участников славянского движения и как делегат Императорского Новороссийского университета присутствовал на Славянском съезде в Софии в июне 1910 г. Там он сделал доклад на собрании славянских юристов, в котором наметил пути сближения славян между собой.

Ученый выделил три задачи, стоявшие перед славянским движением. Первой задачей он называл необходимость работы над объединением внутреннего права славянских государств, призывая при его реформировании обращаться прежде всего к славянским правовым традициям для сближения правовых кодексов славянских стран. Вторая задача вытекала из первой - сближение должно идти и по пути заключения межславянских договоров, облегчения почтовых, телеграфных, судоходных и проч. сношений, унификации денежной системы, календаря и т. п., что создаст единое междуславянское административное право. Наконец, третья задача заключается в необходимости заключения договора между славянскими государствами о вечном мире и договора о третейском решении споров. Все эти меры, по его мнению, способны были в будущем привести славян к созданию единого «союза государств».

Рубеж веков кроме прочих проблем для России выдвинул и вопрос о единстве и воссоединении всех частей русской нации. «Мазепинство», как называл украинских сепаратистов профессор Казанский, и освобождение русских земель (Галиции, Буковины и Угорской Руси) от власти Австро-Венгрии занимали внимание многих русских деятелей империи в начале XX в.

«Мы, - писал проф. Казанский, - живем в удивительное время, когда создают искусственные государства, искусственные народы и искусственные языки. И в этих отношениях австрийское правительство показало себя положительно виртуозом». Использование русского литературного языка преследовалось в Австро-Венгрии, за русофильство сажали в тюрьмы. Профессор Казанский был убежден, что «украинцы являются в массе лишь жертвами тонко рассчитанных ходов европейской политики», направленной на возможное ослабление или даже гибель России.

В начале XX в. средостением борьбы за общерусское единство была Галиция, принадлежавшая тогда Австро-Венгрии, место столкновений русского мира с другими цивилизациями. Профессор Казанский, будучи председателем Одесского отделения «Галицко-русского благотворительного общества», много сделал для австрийских русских, особенно во время первой мировой войны, когда австро-венгерские власти начали, по сути дела, геноцид русских в Галиции, десятки тысяч сажая в тюрьмы, расстреливая, сжигая деревни. Галичане тысячами искали убежища в России. Одесское отделение общества под руководством профессора Казанского при всей своей малочисленности смогло приютить несколько тысяч беженцев. Сам же профессор написал несколько брошюр о галицко-русском геноциде. Он был также членом Одесского отделения Комитета Имени Ее Императорского Высочества великой княжны Татьяны Николаевны, являясь членом исполнительного Комитета помощи беженцам русской национальности.

В годы первой мировой войны проф. Казанский продолжает преподавать и писать с особым чувством волнения за судьбу Отечества, смотря на войну через призму призвания России к освобождению порабощенных народов. «Исполняя, - писал он, - великую, возложенную на нас провидением, историческую и христианскую миссию, сначала Москва, а затем Россия в течение долгих веков вели, как Божий архистратиг, великодушные войны против восточных поработителей - татар и турок - и постепенно освободили от них сначала все части русского народа, а засим и южное славянство: Болгарию, Сербию и Черногорию, а также другие христианские народы Балканского полуострова: греков и румын… Борьба за освобождение народов - историческое призвание России. Нет ни одного государства, которое в этом отношении имело бы столько заслуг перед человечеством, как наше отечество».

После февральской революции профессор Казанский с перерывами преподавал в университете, вероятно, до конца 1919, когда в Одессе окончательно закрепились красные. В годы гражданской войны Новороссийский университет подтвердил славу консервативного учебного заведения, избрав в свои почетные члены генерала Деникина.

В дальнейшем профессор Казанский преподавал в разных вузах Одессы, но возможности публиковать свои произведения был лишен.

office@freytakandsons.com
+7 (495) 276-276-6