ГАЛЕРЕЯ РУССКОЙ ЮРИДИЧЕСКОЙ СЛАВЫ
ГАЛЕРЕЯ РУССКОЙ ЮРИДИЧЕСКОЙ СЛАВЫ

ПЛЕВАКО Федор Никифорович

ПЛЕВАКО Федор Никифорович (13.04.1842- 23.12.1908) - один из известнейших российских адвокатов. Его выдающиеся личные качества снискали ему большую славу. Имя его стало нарицательным, о его остроумии и находчивости ходили легенды.

Федор Никифорович родился в г. Троицке Оренбургской губернии (сейчас - Челябинская область). Его отец не состоял в законном браке с его матерью, хотя жили они вместе и родили четырех детей.

В 1859 году будущий адвокат Плевако окончил гимназию и поступил на юридический факультет Московского университета, который окончил в 1864-м году. Одним из первых его дел, было дело о подлогах, совершенных неким Алексеем Маруевым (его-то и защищал Плевако). Дело слушалось в январе 1868-го года в Московском окружном суде. Хотя Плевако и проиграл это дело, его защитительная речь (одна из самых ранних сохранившихся речей) показала его несомненные способности.

В сентябре 1870 г. Плевако был принят в присяжные поверенные округа Московской судебной палаты. Именно этот момент принято считать началом его карьеры адвоката, о которой можно рассказывать очень долго, но мы в нашей краткой заметке ограничимся лишь несколькими примерами его блистательных выступлений, которые без сомнения составляют «золотой фонд» российской адвокатуры.

Однажды Плевако защищал старушку, которая обвинялась в краже жестяного чайника. Прокурор заранее высказал все, что можно в ее оправдание. Однако, посетовав на ее бедность и незначительность кражи, он в конце своей речи сделал упор на неприкосновенность частной собственности. «Если позволить посягать на нее», - сообщил прокурор, - «страна погибнет». Плевако воспользовался этой фразой и построил свою защитительную речь таким образом: «Много бед и испытаний пришлось перетерпеть России за ее более чем тысячелетнее существование. Печенеги терзали ее, половцы, татары, поляки. Двенадцать языков обрушились на нее, взяли Москву. Все вытерпела, все преодолела Россия, только крепла и росла от испытаний. Но теперь, теперь... старушка украла чайник ценою в пятьдесят копеек. Этого Россия уж, конечно, не выдержит, от этого она погибнет безвозвратно». Старушка была оправдана.

Как-то адвокат Плевако защищал владелицу лавочки, которая нарушила правила о часах торговли, закрыв лавку на 20 минут позже. Заседание суда по этому делу было назначено на 10 часов. Суд однако опоздал минут на 10 минут, а сам Плевако - и того хлеще - явился позже на целых 20 минут. Когда председатель суда сделал Плевако замечание, тот заявил, что у него на часах только пять минут одиннадцатого. На настенных часах было 20 минут одиннадцатого. Плевако спросил председателя, какое время показывают его часы и получил ответ: «пятнадцать минут одиннадцатого». С тем же вопросом коварный адвокат обратился и к прокурору. Тот сказал, явно желая уязвить Плевако, что его часы показывают двадцать пять минут. Этот эпизод, несомненно подстроенный самим адвокатом, дал ему возможность построить свою речь примерно так: «Подсудимая опоздала на 20 минут. Она женщина малограмотная, в часах разбирается слабо. А как у нас, грамотных интеллигентных людей, обстоит дело с часами? На часах председателя - 15 минут, на настенных - 20 минут, на часах прокурора - 25. Я сам опоздал на 20 минут, а мои часы считаются точными. Как можно требовать с полуграмотной женщины, чтобы она разбиралась во времени лучше нас». Присяжные женщину оправдали.

Другой случай. Плевако защищал мужчину, обвиненного в изнасиловании проституткой. Та хотела получить с него значительную денежную сумму за нанесенную травму. Ответчик утверждал, что все произошло по обоюдному согласию. Плевако поймал истицу на слове. Он обратился к присяжным с просьбой: если те приговорят его подзащитного к штрафу, пусть вычтут стоимость стирки простынь, испачанных женщиной своими грязными туфлями. Проститутка вскочила и закричала что-то вроде: «Неправда! Я туфли сняла!». Этот подзащитный, как и прочие, был оправдан.

Адвокат Плевако был в свое время фигурой почти мифической. Например, герой одного из произведений Чехова - сосланный каторжник - гордится тем, что его якобы защищал сам Плевако. Умер Федор Никифорович 23 декабря 1908. Сейчас его останки покоятся на Ваганьковском кладбище.

office@freytakandsons.com
+7 (495) 276-276-6